Голос курултая

Традиции ювелирного искусства башкир

15 апреля, 16:56

Ювелирное искусство имеет многовековые традиции и занимает важное место в прикладном творчестве башкирского народа. Сохранившиеся до нашего времени немногочисленные старинные образцы привлекают внимание разнообразными приёмами художественной обработки металла, богатым орнаментом, игрой самоцветов и натуральных камней. В них есть особый магнетизм, который вызывает интерес и желание изучать старинные украшения.

О становлении ювелирного производства в Башкортостане

Обратимся к тому периоду, когда в крае начал складываться интерес к художественной обработке металла. Истоки этого процесса восходят к IХ—ХII вв.

Известно, что уже в середине I тысячелетия н.э. древние тюрки впервые отчётливо заявили о себе на исторической арене, создав своё государство — Тюркский каганат. Они имели высокоразвитое ремесленное производство, связанное, прежде всего, с изготовлением оружия и предметов боевого убранства коня. Этнические предки башкирского народа, вышедшие в значительной части из среды тюркских кочевников, принесли на Южный Урал традиции производства боевого и охотничьего оружия, конского снаряжения, а также способы их украшения. Отсюда в башкирском искусстве черты сходства, с одной стороны, с искусством родственных тюрко-монгольских народов Сибири, Средней и Центральной Азии, с другой — с искусством финно-угорских народов Поволжья и Приуралья. Однако тюркский элемент в культуре башкирского народа всё же остался преобладающим, тем более что башкиры постоянно поддерживали связь со многими кочевыми племенами восточных и южных степей [1].

С присоединением башкир к России в середине XVI в. усилилось русское влияние на их материальную культуру и искусство, а также заметно активизировалось взаимное этнокультурное проникновение среди народов Поволжья и Приуралья.

На состоянии ремёсел отрицательно сказались затяжной кризис полукочевого скотоводческого хозяйства башкир и изменения в тесно связанном с ним культурно-бытовом укладе. Колонизаторская политика царизма, опасавшегося вооружённых восстаний башкир, ударила прежде всего по кузнечному делу. Со второй половины ХVIII в. производство оружия и боевого конского снаряжения постепенно угасает. Причиной этому была не только ликвидация угрозы завоевания края со стороны феодальных ханств и сокращение междоусобиц, но и глубокие изменения в социально-политической жизни башкир и структуре их хозяйства, обусловленные пребыванием Башкирии в составе Русского феодально-крепостнического государства [3].

На протяжении ХVII—ХVIII вв. периодически повторялись настойчивые запреты иметь башкирам кузницы и производить изделия из металла. В конце ХVIII в., в связи с активным участием населения Поволжья и Приуралья в крестьянских восстаниях, для большинства территорий нашего региона специальным Екатерининским указом был введен запрет на изготовление предметов из металла. Запреты царского правительства сыграли свою роль в постепенном упадке этого производства. К концу ХIХ — началу ХХ в. древние традиции изготовления оружия и предметов убранства верхового коня у башкир были почти утрачены. Исключение составляет сохранившееся местами до наших дней производство женских ювелирных украшений.

Башкирские украшения собирали и изучали участники многочисленных этнографических экспедиций по районам республики, учёные разного профиля: искусствоведы, этнографы, историки, археологи и др. Среди них — П.С.Паллас, С.И.Руденко, В.А.Арнольдов, Н.В.Бикбулатов, И.Г.Георги, Г.Х.Казбулатова, Р.Г.Кузеев, И.И.Лепёхин, С.Н.Шитова и другие.

К сожалению, собственно башкирские изделия — кольца, перстни, браслеты — к началу ХХ в. почти не сохранились. Поэтому по единичным, случайно попавшим в музеи предметам затруднительно составить цельное впечатление об особенностях башкирского ювелирного мастерства.

Ювелирные украшения как показатель статуса человека

Первые украшения появились в глубокой древности, задолго до новой эры. Трудно установить, что проявилось у человека раньше и сильнее — потребность в одежде или желание себя украсить.

Начало развитию ювелирного искусства было положено после открытия в природе золота, а позднее — и серебра. Человек научился обрабатывать золото и серебро, используя замечательные свойства этих металлов: они хорошо поддаются ковке, плавятся, вытягиваются в нити. Когда были открыты самоцветы, жемчуг, изобретена эмаль, их цветовая гамма стала использоваться для украшения предметов. Известны сложнейшие ювелирные изделия мастеров Египта и Эгейского мира III–II тысячелетий до нашей эры.

Драгоценные ювелирные украшения всегда были показателем богатства их владельцев. В глубокой древности массивный золотой обруч, надетый на шею вождя, выделял его и являлся символом власти. Обладание золотыми и серебряными товарами было предметом роскоши. На парадной одежде представителей знати во все времена использовались украшения из серебра и драгоценных камней. В сочетании с дорогими тканями они показывали статус и состоятельность человека. Благосостояние семьи, в виде украшений, бережно хранили и передавали по женской линии от матери к дочери.

К сожалению, во многих случаях мастерство исполнения ювелирных изделий не воспринималось их обладателями как самоценность. Множество памятников культуры и искусства было переплавлено, переделано в деньги или же зарыто в землю во время войн и в богатых погребениях. Таким образом, они навсегда были утрачены.

Использование монет в украшениях башкир

В конце ХVIII в. для большинства территорий нашего региона упомянутый Екатерининский указ ввёл запрет на изготовление предметов из металла, поэтому металлические элементы украшений, которые раньше изготавливались ремесленниками, стали заменяться монетами. Эта политическая ситуация в башкирском крае отразилась и на традиции декорирования монетами деталей костюма, женских и девичьих украшений, головных уборов, верхней одежды.

Размещение монет на женском костюме и украшениях было подчинено общим закономерностям семиотики костюма и обладало определённым набором знаковых функций, по которым читалась вся социальная информация о человеке: государственная и/или конфессиональная принадлежность; богатство (при обилии в декоре костюма крупных серебряных монет), высокое имущественное положение семьи; принадлежность к престижной социальной группе; принадлежность к определённой половозрастной группе (девушки, молодые женщины).

Монеты также способствовали усилению и даже привнесению магической семантики, а именно: они служили оберегом — благодаря блеску драгоценного металла, изображению царственных особ и святых, гербового орла, созданию покрытия из ряда монет на груди, на лбу или у висков и т.д. Их обилие в костюме молодых замужних женщин демонстрировало богатство ее окружения, пожелания родных о ее плодовитости. Использование монет в женском костюмном комплексе свидетельствует также о санкционировании заключаемого брака и пожелании его прочности (благодаря закреплению множества монет аверсом вверх, с изображением профиля царственной особы) [5].

Довольно часто монеты в декоре костюма соседствуют с раковинами каури. Их добывали у берегов Индийского океана, а затем караванными торговыми путями доставляли в Европу. Известно, что у разных народов мира каури ещё несколько столетий назад могли выполнять функцию денег. Наряду с этим функциональным сходством, раковина каури являлась оберегом от дурного глаза, также, благодаря своей форме, ассоциируется в традиционной культуре с женским началом. Интуитивно-художественное сочетание монет и каури семиотически акцентирует ценность женщины и усиливает её магическую защиту.

Монеты, включающиеся в состав украшений, подбирались вне зависимости от их государственного происхождения, времени выпуска. Учитывались, главным образом, материал, размер и изображения на аверсе, реверсе.

Таким образом, комплекс женских украшений становится своего рода банком семьи. Например, нарядные нагрудники башкирских женщин из кораллов и серебряных монет ценились очень высоко. За это украшение, обязательное в приданом невесты, в конце ХIХ — начале ХХ в. отдавали корову или даже лошадь с жеребёнком. Ранее такое украшение ценилось ещё дороже. Даже в не очень богатом нагруднике одних только монет бывало на 40–50 рублей и более. Лошадь же в конце ХVIII в. стоила в среднем 10–15 руб. Такие нагрудники представляли собой целое состояние и были доступны только зажиточным семьям.

Женщины из бедных семей собирали нагрудное украшение из поддельных кораллов и монет, медных или оловянных бляшек, заменявших монеты; подвески также были дешёвыми — из низкопробного серебра со вставками из простых стёкол или даже жести [6].

Использование в украшениях драгоценных камней

Основную роль в орнаментации ювелирных украшений играют драгоценные и полудрагоценные камни.

Помимо своего прямого назначения, ювелирные украшения, особенно включённые в них драгоценные и полудрагоценные камни, имели нередко значение талисмана — оберега, приносящего удачу, счастье владельцу. Причем, толкования особенностей камней, их магической силы и свойств как талисманов различны в разных странах.

Испокон веков камни занимали видное место в народной медицине, так как многие болезни рассматривались как действие демонов, с которыми следует бороться с помощью талисманов. В древних лечебниках особые свойства всегда приписывались, например, кораллам, любимым башкирками элементам украшений.

Нагрудное украшение һаҡал. ХIХ в.Домотканое сукно, ситец, коралл, янтарные пуговицы, яшма, серебряные монеты; шитьё

В башкирском ювелирном искусстве из полудрагоценных камней наибольшее распространение получил сердолик. Его использовали в ожерельях, накосниках, вставляли в кольца и браслеты. Корни этой традиции связаны с Ближним Востоком и Средней Азией, где сердолик почитался как камень счастья.

При внимательном рассмотрении особенностей расположения камней на костюме, украшениях, можно обнаружить, что древним башкирам было известно о том, что камни обладают определёнными вибрациями и своей уникальной конфигурацией тонких тел. Помещая драгоценный или полудрагоценный камень в активную точку энергетики человека (чакру), энергетическое поле начинало видоизменяться под воздействием поля камня. Прямой контакт человека с камнем позволял изменять вибрации клеток и энергетических полей.

Отношение ислама к ювелирным украшениям

Одним из распространённых мифов об исламе является запрет на ношение драгоценностей и шелков. Как оказалось, эта тема до сих пор волнует как верующих, находящихся внутри религиозной традиции, так и сторонних наблюдателей.

В священной мусульманской книге Коран нет ни осуждения ношения украшений, ни его одобрения. Украшения из золота, жемчуга и яхонта упоминаются при описании воздаяния, заслуженного праведниками в раю. Например, в 23-м аяте 22-й суры говорится: «Поистине Аллах введет тех, которые уверовали и творили благое, в сады, где внизу текут реки. Разукрашены они там будут браслетами из золота и жемчугами, и одеяния их там шёлк».

Драгоценные камни и металлы связываются с высшими сакральными сферами, на основании чего в хадисах делается вывод: от всего, что праведники должны обрести в раю, в земной жизни стоит остерегаться. Хадисы рассказывают, что Мухаммед запрещал своим жёнам носить шёлковую одежду и драгоценности, однако серебряные украшения им все-таки разрешались. Сам Пророк носил перстень из серебра с сердоликом. Мухаммеду приписывается высказывание: «Кто носит в перстне сердолик, тот непрестанно пребывает в благоденствии и радости» [2].

Все установки ислама, касающиеся ношения украшений, относятся к категории muctahab (религиозно предпочитаемое, но не обязательное). В хадисах можно найти рекомендации о том, из какого материала должно быть изготовлено кольцо, как его следует носить и какой камень следует использовать. Носить золотые украшения запрещено (харам) мужчинам. Ношение серебряного кольца с камнем акик (сердолик), фируза (бирюза), якут (алмаз) допустимо для мужчин, и, согласно хадисам, «...их ношение при молитве придаёт ей более высокую добродетельность, и достойно большего вознаграждения». Акик к тому же способствует изобилию и оберегает от катастрофы.

Магические и обережные функции украшений в свадебном наряде башкирки

Подготовка к свадьбе, пошив одежды жениху и невесте, вышивка подарков для всех родственников — весь свадебный обряд занимал в жизни башкирской женщины самое первостепенное место.

Не могли не сохраниться в народной памяти и домусульманские, языческие верования древних тюрков — тенгрианцев, туранцев, поклонявшихся некогда Золотому солнцу и Чёрной земле — богу Тенгри. И эта память сегодня узнаваемо прочитывается в сложном переплетении с культурой ислама, составляя самый архаичный пласт в национальной культуре тюркских народов, которое нашло свое отражение в свадебном наряде.

Оценивая богатство и сложность комплекта свадебного наряда башкирки, можно заметить присутствие большого количества таинственных знаков, амулетов, звенящих, шумящих предметов, которые в древности были необходимы в процессе камлания — общения с духами. Особенно ярко это выражается в содержании такого сложного ансамбля, как праздничный, ритуальный (свадебный) костюм башкирской невесты в богатейшем убранстве: с текстильными вышитыми узорами, ювелирно-тонкими серебряными изделиями со вставками из полудрагоценных камней. Строго приталенный халат на подкладе (тәңкәле елән) сшит из чёрного тонкого сукна или бархата с расклешёнными полами, которые убраны россыпью мелких серебряных монет и бусинками алых кораллов. А полы, ворот и рукава оторочены красной тесьмой и позументом. Все перечисленные украшения несут в себе определённую символику, которая связана в основном с языческими представлениями башкир о мироустройстве и миропонимании, свойственными в целом тюркским народам [7].

Всё в образе невесты — от войлочной обуви, расшитой на пятке символическими узорами, до макушки шапочки с многоярусными височными украшениями, включая и нагрудник, плотно зашитый по традиционной схеме коралловыми бусинками, серебряными монетами и бляшками, сам халат — елән, в композиционном решении которого обозначены все три уровня мира: Верхний, Средний и Нижний, сложившиеся в представлении древних тюрков, — составляет целостную картину мироздания. Крошечные символы вечно нарождающейся жизни в виде алых бусинок коралла олицетворяли изобилие и богатство семьи, рода, племени. Словом, всё убранство костюма невесты несёт в себе мощную духовную символику картины мировидения в космогонических представлениях народа. Это не только декоративное искусство, как принято считать в современной терминологии, а материальное представление древней идеи родовой жизни, воплощённой в убранстве традиционной одежды.

В наряде башкирки всё яркое, всё звенящее и звучащее при малейшем движении, при ходьбе, в танце отгоняет злых духов, защищает от всего негативного. Наконец, чёрный цвет халата олицетворяет мифологический образ Чёрной земли, связанный с символом верховного божества Тенгри. Серебряные монеты, бляшки с чеканными узорами-символами, алые кораллы, рассыпанные по глубокому чёрному фону халата, обязательно «взойдут, будут расти и плодоносить» — лучшее пожелание юной невесте под лучами Золотого солнца. Солнечные диски — солярные знаки, тонко расшитые цветными шёлковыми нитками на полах халата, призваны были убеждать в этом [7].

В древности при изготовлении такого сложного обрядового костюма прибегали к помощи местных шаманов, обладавших таинственной, магической силой влияния на судьбу не только отдельной, частной жизни, но и всей семьи, целого рода, во имя благополучия племени. Шаман играл важную роль в жизнедеятельности людей в прошлом не только среди сибирских народов, но и на огромной территории Урала, в местах расселения тюркских и финно-угорских народов. И не только в домусульманскую эпоху, во времена язычества, но и значительно позже — в ХVIII—ХIХ вв., когда в тюркском мире ислам господствовал в полную силу.

Этапы свадебной обрядности у башкир сохранялись и в ХХ в. Украшения являлись обязательной частью приданого. Состоятельные родители после сватовства заказывали ювелиру целый комплект украшений. В качестве материала часто использовались старые изделия, обветшавшие или вышедшие из моды. Свадьба являлась кульминацией жизни, когда возникала необходимость собрать в костюме невесты воедино всё самое красивое, а следовательно, и важное для здоровья, плодовитости, защиты от негативных влияний. В сложной системе традиционного костюма украшения занимали наиважнейшее место: они завершали или венчали праздничный наряд, придавая ему символическую законченность, вбирая в себя все смыслы, заложенные в народной одежде. Семья изо всех сил старалась не ударить в грязь лицом, чтобы собрать достойное приданое. И в старости на руках женщины оставались простые серебряные кольца, браслеты. Пожилые носили и серебряные амулетницы, куда помещались тексты со специальными сурами из Корана, служившие защитой от всех напастей.

Техника исполнения башкирами ювелирных украшений

Художественная обработка металла — один из главнейших видов башкирского декоративно-прикладного искусства в прошлом. Выделкой металлических изделий и их декоративной отделкой обычно занимались кузнецы, которые, при наличии соответствующих умений, одновременно могли быть и ювелирами-художниками. Среди них выделялись серебряных дел мастера (көмөшсө). Серебро у тюркских кочевников пользовалось особым почитанием, оно было в несравнимо большем обиходе, чем другие цветные металлы.

Если художественная обработка металла, связанная с производством украшений для оружия и конского снаряжения, была характерна для восточной Башкирии, то выделкой ювелирных женских украшений занимались по всей территории.

При изготовлении пластинчатых браслетов, широких застёжек к женским камзолам (ҡаптырма), пряжек мужских поясов (ҡәмәр), круглых металлических блях-нашивок на одежду использовались различные методы обработки: штамповка, гравировка, чеканка, иногда чернение. Довольно широко применялась скань, а также вставки из цветного камня, главным образом из бирюзы и сердолика, красного, синего и зеленого стекла.

Среди всех известных башкирским мастерам приёмов художественной обработки металла наибольшего совершенства и своеобразия они достигли в технике насечки серебром по железу, связанной с украшением старинного боевого и охотничьего оружия и конской упряжи. Изделия, украшенные серебряной насечкой, имеют большую художественную ценность. Традиции орнамента на этих предметах корнями своими уходят в далёкое прошлое, сложившись в основном в среде поздних тюркских кочевых племён, отдельные элементы восходят к скифской и гунно-сарматской эпохам. Территорией распространения этого вида искусства являлась восточная Башкирия [3].

Производство женских украшений возникло позднее и также было рапространено повсеместно.

Серебро для браслетов и колец получали путём плавки монет дореволюционной чеканки. Расплавленное в горне серебро выливали из глиняного тигеля в формы [1]. Наиболее распространена орнаментация браслетов гравировкой, которая нередко сочетается с несложным мелким чеканом. Инструментами мастеру служили мелкие острые резцы, зубила и штампы (бәләкәй ҡырҡҡы) с различными узорами на рабочем конце и небольшой молоток. Основные линии узора наносились гравировкой с помощью острого зубильца, края и фон прорабатывались чеканом.

Гравированный орнамент, как правило, отображал особенности растительного мира. Мастер, по желанию заказчика, наносил на браслет надписи, выполненные арабской графикой: имя владельца или изречение из Корана. Зачастую орнамент представлял собою подражание арабской письменности. Такого рода браслеты широко бытовали в южной Башкирии. Используя традиционный узор, мастера искусно сочетали его с советской символикой. Чаще всего изображалась пятиконечная звёздочка в орнаменте из цветов и листьев.

Ювелирные украшения в собрании Художественного музея им.М.В.Нестерова

В 1920-е годы организовались первые музейные экспедиции в центральные и восточные районы республики с целью изучения жизни и быта башкир. Так сформировалась коллекция башкирского народного декоративно-прикладного искусства в Башкирском государственном художественном музее им.М.В.Нестерова. Отдел башкирского народного искусства в музее был организован директором Ю.Ю.Блюменталем, который в 1928 году сам возглавил первую экспедицию в горно-лесной Тамьян-Катайский кантон. В экспедициях 1928–1935 гг. были приобретены первые экспонаты для музея, многие из которых являются уникальными и в настоящее время составляют золотой фонд коллекции. В послевоенные годы коллекция продолжала пополняться экспонатами, приобретенными у частных лиц и во время повторных экспедиций. Важный этап формирования народной коллекции был проделан нашими предшественниками, а в настоящее время ведется активная работа по дальнейшему изучению, классификации и научному осмыслению экспонатов.

В коллекции художественного музея количество ювелирных украшений невелико и насчитывает около 30 экспонатов: браслеты, подвески, ожерелья, серьги, сулпы, бляшки с камнями и перламутром и др. Самый редкий экспонат в коллекции — это самодельные серьги (алҡа) ХIХ века, уникальный образец ручной работы. Серьги состоят из двух частей: верхняя часть представляет собой шляпку из 10 коралловых бусинок, прикреплённых на фигурную металлическую пластинку, и нижней части в виде подвески из металлического плоского цветка из шести лепестков. В центре цветка укреплена коралловая бусинка (на одной серёжке бусинка не сохранилась), а с обеих сторон подвешены металлические пружинки для создания звукового эффекта. Приобретены они были в 1967 году у Курамшиной А.Ю., проживающей в Уфе.

Серьги. ХIX в. Кораллы, серебро(?); ковка

Еще один образец башкирского ювелирного искусства — «звенящее» кольцо с двумя подвешенными царскими монетками — поступило в музей в 1969 году в результате экспедиций в Белорецкий район. Приобретенный в деревне Ахмерово у Шакировой М., перстень башкирского изготовления представляет собой серебряное кольцо с припаянными к нему старинными царскими монетами.

Серебряное кольцо с царскими монетами. ХIX в.Серебро, медь; ковка

Кольца башкирки носили исключительно серебряные, подобные обручальным, не более двух-трёх на руке. Перстни (йөҙөк), так же, как и кольца, покупались на базарах. Особенно ценили башкирки перстни с крупным агатом. В музее хранится металлическое кольцо, полученное в подарок во время экспедиции музейных сотрудников в 1940-х годах от жительницы деревни Старо-Хусаиново Давлекановского района Айбаевой. Серебряное кольцо башкирской работы, датированное ХIХ веком, имеет чеканный узор на широких частях и шлифованный цветной камень — яшму.

Кольцо. ХIX в. Серебро, яшма, бирюза; ковка, чеканка

Еще одно самодельное башкирское женское украшение — коралловые бусы, привлекают к себе внимание простотой исполнения: на четыре нити натурального происхождения нанизаны рядами кораллы, соединяющиеся в конце в одну основную нить. Коралловые бусы были приобретены в собрание музея во время экспедиции в деревню Каварды Гафурийского района у Шариповой А.

Особой красотой и мастерством исполнения выделяются сулпы — украшения на косы. Ажурные серебряные сулпы прикреплялись к нижней части накосника сәсҡап и издавали при каждом движении мелодичный звон. Ещё в ХIХ — начале ХХ в. такой вид накосников, украшенный сулпы, был обязательным в праздничном костюме девушки и молодой женщины. Самые простые сулпы состояли из трёх-пяти монет, привязанных к шнурку. Датированные ХIХ веком музейные сулпы приобретены в 1968 году у жительницы деревни Кармакларово Салаватского района Янгировой Б. Серебряные подвески богато декорированы бляхами со вставками сердолика, соединены между собой «коромыслицем» с бирюзовыми вставками, в нижней части к бляхам подвешены подвижные серебряные монетки. Основные приёмы художественной обработки серебра — скань, ковка, инкрустация. Такие подвески могли составляться только из одних монет — тәңкә сулпы.

Сулпы. ХIХ в. Серебро, сердолик, бирюза; скань, ковка, инкрустация

Высоким мастерством ювелирного искусства отличается и музейное ожерелье. Оно представляет собой цепь из восьми серебряных цветков с сиреневым камнем в середине и серебряными бляхами по краям. Художественные приёмы обработки серебра здесь те же скань, ковка. Дата поступления ожерелья в музей — 1968 год. Известна фамилия бывшей владелицы — Шарипова З.Я.

В коллекции художественного музея хранится серебряный застёгивающийся браслет, выполненный в технике чернения. Приобретено изделие у Галиной М.Н. из деревни Кучумово Чишминского района. Чернение — способ обработки, когда узор на серебряную пластинку наносят глубокой гравировкой. Этим способом чаще всего украшали браслеты. Узоры, как правило, растительного характера. Такие браслеты изготавливались в юго-западных районах Башкортостана.

Самые красивые элементы праздничного традиционного женского костюма башкирской женщины — головной убор ҡашмау, не имеющий аналогов в костюме других народов, и нагрудники һаҡал, яға, селтәр и др., выполненные из кораллов и серебряных монет, дают понимание о высоком уровне ценности коллекции башкирского народного декоративного искусства в собрании Художественного музея им.М.В.Нестерова [4].

Гонения на металлургическое, металлообрабатывающее производства резко затормозили и развитие ювелирного искусства в нашем крае в XVIII—ХIХ веках. Очевидно, что украшенные только монетами женские украшения и элементы одежды трудно отнести к произведениям ювелирного искусства. Ювелирное дело у башкир, пережившее заметный упадок в указанный период, не могло выдержать конкуренции со стороны татарских кустарей, активно сбывавших свою продукцию на Южном Урале. Но даже те редкие самодельные народные украшения, которые оказались в нашем собрании, рассказывают о стремлении башкирского народа даже в таких условиях прикоснуться к красоте. Создав уникальные и неповторимые изделия, пусть и скромные на первый взгляд, но настолько трогательные и волнующие душу своей искренней простотой и неповторимостью, они оставили для нас бесценные произведения народного искусства.

Эльвира Мамлеева
  1. Авижанская С.А., Бикбулатов Н.В., Кузеев Р.Г. Декоративно-прикладное искусство башкир. — Уфа, 1964. — С.219.
  2. Ермакова Е.С. Об отношении мусульман к драгоценностям. [Электронный ресурс]. Интернет-сайт Фонда Марджани.
  3. Кузеев Р., Бикбулатов Н., Шитова С. Декоративное творчество башкирского народа. — Уфа: Типография издательства Башкирского обкома КПСС, 1979. — С.8—9.
  4. Мамлеева Э. О коллекции башкирского народного декоративно-прикладного искусства в Художественном музее им.М.В.Нестерова. — Ватандаш. — № 3, 2018. — С.138—150.
  5. Островский А.Б., Ратникова А.В. Монеты в народной одежде и украшениях. — М.: Бослен, 2019. — С.204.
  6. Руденко С. Башкиры: Историко-этнографические очерки.— Уфа: Китап, 2006. — С.343.
  7. Янбухтина А.Г. Элементы шаманизма в традиционной мусульманской культуре башкир, населяющих Южный Урал (на материалах ХХ века) // Истоки и эволюция художественной культуры тюркских народов: Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой 150-летию со дня рождения педагога-просветителя, художника Ш.А.Тагирова (Казань, 17–18 апреля 2008 г.).— Казань: Заман, 2009. — С.133—139.
Поделиться